Молитва на озере

Святитель Николай (Велимирович; 1881–1956), епископ Охридский и Жичский – выдающийся сербский архипастырь и богослов XX столетия. Прожив долгую, полную испытаний и скорбей, но вместе с тем и радостей по Бозе жизнь, святитель оставил по себе богатейшее духовное и литературное наследие. Одну из наиболее замечательных его книг – «Молитвы на озере»,– представляющую собой удивительно проникновенную, искреннюю беседу человеческой души с Богом, мы предлагаем вниманию читателей. В настоящем издании текст приводится с незначительными сокращениями.

В течение долгих столетий душа сербского народа искала слова, в которых она смогла бы выразить свою боль, печаль, стремления и молитву. И она нашла эти слова, нашла у владыки Николая. Его словами наша немая душа молилась и рыдала, рыдала такими рыданиями и молилась такими молитвами, каких не видело наше око и не слышало наше ухо. Владыка Николай стал богоданным языком народной души, которым она пламенно и страстно исповедала «Трисолнечного Владыку светов». Он говорит… Никогда еще человек у нас не говорил так. Он молится… Никогда еще человек у нас не молился так. Он обладает даром слова, ибо обладает даром всеобъемлющего сострадания, всеобъемлющей жалости, всеобъемлющей любви и молитвы. До его прихода мы были в отчаянии, иссякло и замерло стремление наших душ ко Христу. С ним вострепетали мы радостью, жажда Бога пробудилась с новой силой, душа воскресла и преобразилась. В нем поселилось пламенное христолюбие Растко Неманича (мирское имя святителя Саввы Сербского) и разгорелось в бушующий пожар; и он горит в этом пожаре, горит как жертва всесожжения за всех и вся. Поэтому именно от него мы черпаем веру и надежду в эти смутные и темные нынешние дни. Мы с вами свидетели великого чуда, свидетели удивительного и святого знака времени: первый раз блаженная вечность Святой Троицы, поселившись в юном христолюбивом Растко, преобразила его в богоносного святого Савву, второй раз божественная вечность, избрав томимого божественной жаждой Николу, на наших глазах преобразила его в богоносного владыку Николая.

Им, избранникам вечности, ведома тайна нашей православной души, знают они, как богоборческую и мятущуюся славянскую душу сделать святой и христоподобной. Со времен святого Саввы и до наших дней сербское Православие не имело такого мощного и одаренного исповедника, как владыка Николай. На него с молитвенным восхищением и надеждой будут взирать наши потомки, как мы взирали на святого Савву. Будут они удивляться и сожалеть, что не видели того, что мы видим, и не слышали того, что мы слышим. Для них, как и для многих из нас, он станет очагом, у которого отогреваются продрогшие от скептицизма и маловерия души.

Читаю и перечитываю «Молитвы на озере», но вся их неповторимая сладость вливается в мою душу, когда я читаю и перечитываю их молитвенно. Он, чудотворец молитвенных ритмов, имеет власть над моей душой. Говорю себе: ты пленник чувств, ты чувствами мыслишь… Но когда его чудотворная молитва заструится в моей окаянной душе, вмиг чувства, эти тяжелые обручи души, распадаются и моя душа, моя раненая птица, окрыленная радостью, взлетает и летит в сладкие высоты вечности. А расслабленное мое сердце говорит: он разбивает клетку времени и пространства, в которой задыхается твоя душа, и выпускает мотылька души в лазурь безграничной вечности. Поистине, он канал, по которому вечность вливается в мою душу, а душа входит в вечность. Он превращает чувство моего личного бессмертия в чувство личной вечности, и я становлюсь странником на земле и жителем вечности. Он молитвой думает, молитвой философствует. Его устами говорят светоносные души великих православных подвижников. Он молитвенно чувствует Бога, молитвенно чувствует все творение. Он – в молитвенных отношениях со всеми: такое возможно только в Православии. Душа полностью собирается в молитву и, ведомая молитвой, идет через бескрайнее и непостижимое чудо, именуемое миром, ибо молитва – единственный зрячий поводырь ума, сердца и воли.

Владыка Николай говорит о Христе, ибо живет Христом. Он расширяет свою таинственную личность до богочеловеческих размеров, опытно и лично переживает боговоплощение и рождение Христа в своей душе. Это напоминает нам благодатно опытную христологию святого Макария Великого. Смысл человеческого существования – родить Христа в себе, стать богом, ибо для того Бог стал для человека Хлебом.

Когда свою молитвой напоенную душу он обращает к твари, то закипает жалостью и рыдает сотрясающим все его существо рыданием. Ибо вся тварь больна, изранена и печальна. Воистину, в его слезах кипит печаль всего творения. Воистину, его рыданием рыдают все очи и сердца. Он болеет болезнями всего творения и грустит грустью всякой твари. Се, Господь послал нам Иова, страдающего страданиями всего человечества и всего творения. И еще, он – наш Исаия, прозорливо и вдохновенно осмысляющий страдание вообще и оправдывающий богочеловеческое страдание в особенности.

Мир – больной, заболевший грехом, ибо грех – болезнь, и презрение к грешнику – презрение к больному. Молитвой ухаживает за больным наш лекарь, молитвой лечит и излечивает. Не презирай грешников, но молись за них. Жалей и сострадай всякому творению и не осуждай. Расширь и углуби душу свою молитвой и заплачешь над тайной мира горько и безутешно. Обрати в молитву свое сердце, душу и разум, и они станут горячей неиссякаемой слезой за всех и вся. Преосвященный молитвенник всю душу, сердце и разум свои обращает в молитву, и грехи всех грешников переживает как свои, и боль всякой твари переживает как свою, и кается за все грехи, как за свои, плачет и воздыхает.

Его христолюбивой душой мы Христа возлюбили, и пока рабы времени сражаются за тленное земное богатство, наш бесстрашный воин вечности стоит на страже наших душ, молится, кланяется, плачет и рыдает за всех и вся.

Портал «Дивное Дивеево»

Страничка монастыря расположена здесь — www.4udel.nne.ru

Святитель Николай (Велимирович; 1881–1956), епископ Охридский и Жичский — выдающийся сербский архипастырь и богослов XX столетия. Прожив долгую, полную испытаний и скорбей, но вместе с тем и радостей по Бозе жизнь, святитель оставил по себе богатейшее духовное и литературное наследие. Одну из наиболее замечательных его книг — «Молитвы на озере»,— представляющую собой удивительно проникновенную, искреннюю беседу человеческой души с Богом, мы предлагаем вниманию читателей. В настоящем издании текст приводится с незначительными сокращениями.

В течение долгих столетий душа сербского народа искала слова, в которых она смогла бы выразить свою боль, печаль, стремления и молитву. И она нашла эти слова, нашла у владыки Николая. Его словами наша немая душа молилась и рыдала, рыдала такими рыданиями и молилась такими молитвами, каких не видело наше око и не слышало наше ухо. Владыка Николай стал богоданным языком народной души, которым она пламенно и страстно исповедала «Трисолнечного Владыку светов». Он говорит… Никогда еще человек у нас не говорил так. Он молится… Никогда еще человек у нас не молился так. Он обладает даром слова, ибо обладает даром всеобъемлющего сострадания, всеобъемлющей жалости, всеобъемлющей любви и молитвы. До его прихода мы были в отчаянии, иссякло и замерло стремление наших душ ко Христу. С ним вострепетали мы радостью, жажда Бога пробудилась с новой силой, душа воскресла и преобразилась. В нем поселилось пламенное христолюбие Растко Неманича (мирское имя святителя Саввы Сербского) и разгорелось в бушующий пожар; и он горит в этом пожаре, горит как жертва всесожжения за всех и вся. Поэтому именно от него мы черпаем веру и надежду в эти смутные и темные нынешние дни. Мы с вами свидетели великого чуда, свидетели удивительного и святого знака времени: первый раз блаженная вечность Святой Троицы, поселившись в юном христолюбивом Растко, преобразила его в богоносного святого Савву, второй раз божественная вечность, избрав томимого божественной жаждой Николу, на наших глазах преобразила его в богоносного владыку Николая.

Читаю и перечитываю «Молитвы на озере», но вся их неповторимая сладость вливается в мою душу, когда я читаю и перечитываю их молитвенно. Он, чудотворец молитвенных ритмов, имеет власть над моей душой. Говорю себе: ты пленник чувств, ты чувствами мыслишь… Но когда его чудотворная молитва заструится в моей окаянной душе, вмиг чувства, эти тяжелые обручи души, распадаются и моя душа, моя раненая птица, окрыленная радостью, взлетает и летит в сладкие высоты вечности. А расслабленное мое сердце говорит: он разбивает клетку времени и пространства, в которой задыхается твоя душа, и выпускает мотылька души в лазурь безграничной вечности. Поистине, он канал, по которому вечность вливается в мою душу, а душа входит в вечность. Он превращает чувство моего личного бессмертия в чувство личной вечности, и я становлюсь странником на земле и жителем вечности. Он молитвой думает, молитвой философствует. Его устами говорят светоносные души великих православных подвижников. Он молитвенно чувствует Бога, молитвенно чувствует все творение. Он — в молитвенных отношениях со всеми: такое возможно только в Православии. Душа полностью собирается в молитву и, ведомая молитвой, идет через бескрайнее и непостижимое чудо, именуемое миром, ибо молитва — единственный зрячий поводырь ума, сердца и воли.

Владыка Николай говорит о Христе, ибо живет Христом. Он расширяет свою таинственную личность до богочеловеческих размеров, опытно и лично переживает боговоплощение и рождение Христа в своей душе. Это напоминает нам благодатно опытную христологию святого Макария Великого. Смысл человеческого существования — родить Христа в себе, стать богом, ибо для того Бог стал для человека Хлебом.

Когда свою молитвой напоенную душу он обращает к твари, то закипает жалостью и рыдает сотрясающим все его существо рыданием. Ибо вся тварь больна, изранена и печальна. Воистину, в его слезах кипит печаль всего творения. Воистину, его рыданием рыдают все очи и сердца. Он болеет болезнями всего творения и грустит грустью всякой твари. Се, Господь послал нам Иова, страдающего страданиями всего человечества и всего творения. И еще, он — наш Исаия, прозорливо и вдохновенно осмысляющий страдание вообще и оправдывающий богочеловеческое страдание в особенности.

Мир — больной, заболевший грехом, ибо грех — болезнь, и презрение к грешнику — презрение к больному. Молитвой ухаживает за больным наш лекарь, молитвой лечит и излечивает. Не презирай грешников, но молись за них. Жалей и сострадай всякому творению и не осуждай. Расширь и углуби душу свою молитвой и заплачешь над тайной мира горько и безутешно. Обрати в молитву свое сердце, душу и разум, и они станут горячей неиссякаемой слезой за всех и вся. Преосвященный молитвенник всю душу, сердце и разум свои обращает в молитву, и грехи всех грешников переживает как свои, и боль всякой твари переживает как свою, и кается за все грехи, как за свои, плачет и воздыхает.

Молитва расширяет границы человеческой души до пределов Всечеловека, делает человека способным плакать слезами всех плачущих и печалиться со всеми печальными. В дивных молитвах нашего псалмопевца струится душа Всечеловека. Границы времени и пространства исчезают, молитвы дышат небом, в них говорит уже не человек, но Всечеловек.

Его христолюбивой душой мы Христа возлюбили, и пока рабы времени сражаются за тленное земное богатство, наш бесстрашный воин вечности стоит на страже наших душ, молится, кланяется, плачет и рыдает за всех и вся.

Человеколюбивый Господи, даруй нам молитвенность преосвященного владыки Николая.

Архимандрит Иустин (Попович)

1. Господи, прекрасный мой покров, отри слезы мои

Кто это смотрит на меня так пристально сквозь все звезды неба и сквозь все творения земли?

Закройте очи свои, звезды небесные и твари земные; отвернитесь от наготы моей. Довольно мне того стыда, что жжет мои глаза.

На что смотреть вам? На древо жизни, ссохшееся, словно придорожная колючка, жалящая прохожих и себя саму? На что смотреть вам? На огонь небесный, тлеющий в грязи, что и не гаснет, и не светит?

Пахарь, не твоя нива важна, но Господь, взирающий на труд твой.

Певец, не песни твои важны, но Господь, внемлющий им.

Спящий, не сон твой важен, но Господь, бдящий над ним.

Не мелководье прибрежное важно — важно озеро.

Что есть время человеческое, если не волна, которая, отбежав от озера, раскаялась, что оставила его, ибо, нахлынув на раскаленный песок, пересохла?

О звезды, о твари, не на меня смотрите — на Господа всевидящего. Ему все ведомо. На Него смотрите и увидите, где отечество ваше.

Для чего вам смотреть на меня — образ изгнания вашего? На отражение быстротечности и временности вашей?

Господи, прекраснейший убрус мой, Серафимами золотыми украшенный, покрой меня, словно вдову, вуалью и собери в нее мои слезы, в которых кипит горе всех созданий Твоих.

Господи, радость моя, будь гостем моим, чтобы не стыдился я наготы своей, чтобы жаждущие взгляды, на меня обращенные, больше не возвращались в свои дома жаждущими.

2. Господи, милость моя, восстави мя

По чьей воле оказался я здесь, среди этих червей?

По чьей воле брошен я в пыль, в соседство змеям и добычу ястребам?

Кто сбросил меня с горы высокой в спутники злодеям и безбожникам?

Мой грех и правда Твоя, Господи. От сотворения мира множатся грехи мои и опережают правосудие Твое.

Не счесть грехов за всю жизнь мою, грехов отца моего, грехов человеческих от начала мира. И говорю, воистину, Господи, имя суду Твоему — милосердие.

Раны отцов моих на себе ношу, сам живу в них и себя ими раню. И вот теперь проступили они на душе моей, подобно пятнам на теле жирафа, покрыли ее, словно мантия из скорпионов, жалящих душу мою.

Помилуй же меня, Господи, излей небесную благодать слова Твоего и очисти меня от проказы, чтобы, исцелившись, посмел я изречь имя Твое перед другими прокаженными и чтобы не надругались они надо мною.

Помоги мне поднять хотя бы голову над этой полной червей ямой, вдохнуть ладана благоуханного и ожить.

Помоги мне подняться хотя бы на высоту пальмы, чтобы мог я посмеяться над змеями, что преследуют меня и ищут ужалить в пяту.

Господи, если сделал я хоть малое добро на пути земном, ради малости этой избавь меня от моих безбожных спутников.

Господи — упование мое в отчаянии.

Господи — сила моя в немощи.

Господи — зрение мое во мраке.

Одним лишь перстом Своим коснись чела моего, и я поднимусь. Если же слишком нечист я для прикосновения Твоего, протяни мне луч из Царства Твоего и воздвигни меня, ради милости Твоей воздвигни меня из ямы, полной червей.

3. Господи, есть ли дни?

Человек, есть ли среди прожитых тобой дней те, что хотел бы ты вернуть? Дни эти манили тебя, как манит нежное прикосновение шелка, но, соблазнив тебя, превращались в паутину. Словно чаша, полная меда, встречали они тебя, но обращались в зловоние, полные обмана и греха.

Смотри, как лужи при лунном свете напоминают чистые зеркала, а дни твоей беззаботности — прозрачные стекла. Но когда скользил ты из одного дня в другой, обманчивые стекла разбивались, как тонкий лед, и ты брел по воде и грязи.

Может ли называться днем время, ограниченное, словно вратами, утром и вечером?

Господи, свете мой, об одном лишь дне тоскует душа моя, истерзанная обманом: о дне, который не закрывается вратами вечера. О дне Твоем, который был и моим днем, когда я был одно с Тобою.

Человек, печалишься ли ты о минувшем счастье твоей жизни? Вспомни былые сладости прошлого: какая из них принесла тебе больше горечи? И вот, с досадой отворачиваешься ты от вчерашнего счастья.

Даны тебе лишь мгновения счастья, чтобы опечалить тебя воспоминанием о том ушедшем истинном счастье, когда ты был под покровом Источника счастья. Даны тебе столетия скорби, чтобы пробудить тебя и вырвать из плена царства лжи.

Господи, Господи, счастье мое единственное, готовишь ли Ты прибежище измученному страннику Своему?

Господи, вечная юность души моей, омоешь Ты очи мои, и засияют они светом, ярче солнечного.

Господи, бережно собираешь Ты слезы праведников и, как дождем, мир ими освежаешь.

4. Господи, дай мне покой в недрах Твоих

Пока был я отроком, учили меня старшие держаться земного и небесного, чтобы не упасть. Затянулось детство мое, и долго опирался я на посох учителей моих.

Но когда вечность заструилась по мне, ощутил я себя странником в мире, и земля и небо, как хрупкий тростник, рассыпались в руках моих.

Господи, сила моя, как бессильны земля и небо! Пытаются выглядеть как несокрушимая крепость, но рядом с Тобой испаряются, словно дождевая капля на ладони.

За оградами колючими прячут немощь свою и детей малых пугают.

Скройтесь от меня, солнце и звезды. Отвергнись меня, земля. Не маните меня, друзья и женщины. Чем можете помочь мне вы, беспомощно стареющие и сходящие в могилы?

Дары ваши — яблоки червивые, напитки, утробы многие прошедшие. Одежды ваши — паутина, смешная наготе моей. В улыбках ваших затаилась печаль, утешать в которой меня же позовете, немощные — немощного.

Господи, сила моя, до чего же бессильны земля и небо! И все зло, что творят под небесами люди, лишь исповедание бессилия их, само бессилие.

Только сильный решается делать добро. Только тот, кто от Твоей воды пьет и от Твоего хлеба питается, наполняется силой добра.

Только у сердца Твоего почивающий чувствует отдых. Только пашущий у ног Твоих насладится плодами труда своего.

Минуло детство мое, питавшее меня страхом и неведением, пропала надежда моя на земное и небесное. Теперь на Тебя одного взираю и Твоего взгляда держусь, колыбель моя и воскресение мое.

5. Господи, освяти мя именем Твоим

Вот еще немного, еще немного, и путь мой окончится. Еще немного поддержи меня, Господи-Победитель смерти, на пути, возводящем к Тебе. Ибо, чем больше приближаюсь я к Тебе, тем сильнее люди тянут меня вниз, в свою бездну. Чем больше наполняется бездна, тем тверже надежда их, что они одолеют Тебя. Воистину, чем полнее бездна, тем Ты дальше от нее.

Как глупы слуги древа познания! Не Тобой меряют они силу свою, а количеством своим. Закон правды не Твоим именем освящают, но числом своим судят о нем. Путь большинства для них есть путь истины и справедливости. Древо познания превратилось в древо преступлений, глупости и леденящей тьмы.

Мудрые мира сего познали все, кроме того, что они — слуги сатаны. Настанет День Последний, наступит и ликование для сатаны из-за жатвы обильной. А колосья-то все пусты. Но по глупости своей сатана меряет числом, а не полнотой.

Один Твой колос, Господи-Победитель смерти, стоит всей жатвы сатаниной. Ибо Ты не числом меряешь, а полнотой Хлеба Жизни.

Тщетны увещевания мои безбожникам: обратитесь к Древу Жизни и познаете больше, чем хотите познать. Из древа познания сатана строит вам лестницу в ад.

От безбожников слышу издевки: хочешь ты с помощью Древа Жизни обратить нас к своему Богу, Которого мы никогда не видели.

Воистину, никогда вам не увидеть Его. Свет Господень, от которого Серафимы затеняют очи свои, навсегда испепелит зеницы ваши.

Среди всех, в прахе земном живущих, горстка малая тех, что в Бога верят. О горы, о озера, разделите радость мою о том, что и я иду среди этих редких, тихих, самых презренных!

Еще немного, братья, и закончится путь наш.

Еще немного поддержи нас, Господи-Победитель смерти.

6. Господи, исполни меня вечным светом Твоим

На колени, племена и народы, на колени перед величием Божиим. Быстро падаете вы ниц перед правителями земными, а пасть к ногам Всемогущего медлите.

Как же, говорите вы, разве нас, таких малых, накажет Господь?

Сотворил бы Он нас могущественными и сильными, тогда бы и казнил. А сейчас, посмотри, мы чуть больше колючки на обочине необъятной вселенной, а ты грозишь, что накажет нас Тот, Чье величие несравнимо с нами.

Безумцы, когда правители ваши зовут вас на злое, от которого содрогается вселенная, не говорите вы: мы слишком малы. Только от дел света изворачиваетесь вы своей малостью и ничтожностью.

Да, невелики вы видом своим, но великим именем вписаны вы в книгу судеб: праотец ваш величием и ликом сияющим архангельским обладал. Посему и вам определены венец архангельский или казнь архангельская.

Когда в сердце праотца вашего неслышно закралось желание познания творения без Творца, потемнел лик архангельский, словно земля, а величие его в пыль рассыпалось, вы же — семя его. Ибо пожелал он познать меньшее, вот и рассыпался на частицы мелкие, чтобы смог в мелкое войти, испробовать и исследовать его.

Все осколки, все частицы, все пылинки должны воссоединиться и, отвратившись от земного, обратиться к Творцу. Чтобы и праотец ваш, архангел, воссоздался из частиц и лик его вновь засиял, словно зеркало чистое, солнце отражающее.

Господи, сотворивший меня, воссоздай человека таким, каким Ты сотворил его от начала. Тот человек, который существует сейчас, не Твое творение. Имя ему — болезнь: откуда болезнь в руках Твоих? Имя ему — страх: откуда страх у Того, Кто всякий страх гонит?

7. Господи, дыхание мое, даруй мне молитву

Если б мог я из камня сотворить музыкантов, танцовщиков из песка озерного, из всех листьев, в горах шелестящих, сделать певцов, чтобы помогли они мне Господа славить. Чтобы и голос земли зазвучал в хоре ангельском. Набросились сыны человеческие на трапезу отлучившегося Хозяина, никого не благодарят, кроме себя, хвалят угощение богатое, что рано или поздно в землю вернется.

Прискорбна слепота человеческая, не видящая славы и силы Божией. На горе птица живет — горы не видит. В воде рыба плавает — воды не видит. Крот в земле роется — земли не видит.

Воистину, прискорбно подобие человеческое птицам, рыбам и кротам. Люди, словно животные, перестают замечать то, чего слишком много, и распахивают глаза свои лишь на диковины и чудеса невиданные. Слишком щедр Ты, Господи, дыхание мое, потому не замечают Тебя люди. Слишком очевидно существование Твое, Господи, воздыхание мое, потому более внимательны они к жизни белых медведей полярных и диковин заморских. Слишком усердно служишь Ты рабам Своим, верность сладчайшая, потому и презрели Тебя они. Слишком рано встаешь Ты, чтобы засияло солнце над озером, потому не терпят Тебя ленивые. Слишком ревностно ночные кадила на небосводе возжигаешь Ты, усердие непостижимое, но нерадивое сердце человеческое охотнее слышит о рабе беспечном, нежели о ревностном. О Господи мой возлюбленный, если бы хватило сил у меня позвать всех земнородных и воспеть гимн Тебе! Если бы мог я очистить очи Земли от проказы, чтобы блудница вновь стала девственной, какой создал ее Ты!

Воистину, Господи, велик Ты. Равно Ты велик и когда славословит Тебя мир, и когда поносит. Когда же поносит Тебя мир, тем более величие Твое во святых Твоих. В очах святых Твоих.

8. Господи, помоги мне величать Тебя

Все творения Твои, словно пчелы вокруг цветущей вишни, роятся вокруг Тебя, Господи. Одни теснят других, оспаривают один у другого право на сыновство, каждый видит в другом пришельца. Все предъявляют права на Тебя больше Тебя Самого. Полнота же Твоя, Господи, льется через край и питает всех, сладость неисчерпаемая. Все насыщаются и отлетают голодными. Самым голодным остается людской рой, не потому, что у Тебя, Хозяин щедрый, нет пищи для людей, но не знают люди своей пищи и дерутся с гусеницами за кусок зелени.

Прежде всех сотворенных Тобой, прежде времени и скорби сотворил Ты, Господи, человека в сердце Своем. Человека первым Ты задумал, но на четках сотворения его очередь пришла последней. Так же как садовник вскапывает землю и сажает сухие колючки, думая о розе. Так же как зодчий, задумывая храм, прежде мысленно видит сверкающие купола, которые возведет последними.

До начала творения первым человека родил Ты в сердце Своем.

Помоги языку моему смертному найти имя человеку тому — сиянию Твоей славы, песни Твоего блаженства. Могу ли всечеловеком назвать его? Ибо так же как он пребывал в сердце Твоем, так и ум его уже содержал весь явленный мир вместе с человечеством и вестниками его.

Как воспеть мне Тебя, Господи, из гущи роя голодных гусениц, носимого порывами ветра, вся жизнь которого проходит в этом вихре?

Господи, сон мой денный и нощный, Сам помоги мне воспеть Тебя, чтобы ничто в сердце моем не превзошло Тебя. Всякое дыхание да хвалит Тебя, Господи, но не ради Тебя — ради нас самих, чтобы, величая Тебя, мы возрастали.

Велик Ты, Господи. Воистину, слишком велик, чтобы гимны наши могли сделать Тебя более великим.

Когда всех роящихся насекомых порыв ветра унесет с цветущей вишни, останется она в своем прежнем величии и великолепии весенней красоты.

9. Господи, в вечной любви клянусь Тебе

Господи, возлюбленная тайна души моей, как же легок мир сей, когда взвесишь его на одних весах с Тобой!

На одной чаше весов — озеро расплавленного золота, на другой — облако дыма.

Все заботы мои, вся плоть моя, с ее содроганиями наслаждений и судорогами боли, что это, если не дым, который скрывает душу мою, плывущую по златому озеру?

Как исповедать мне тайну, которую созерцаю сквозь круги Архангелов Твоих? Можно ли рассказать о целом частями? Разве ногти на пальцах понимают тайну кровообращения тела? Воистину, онемевшему от чуда мучительно говорить с оглохшими от шума.

Сначала было рождение, за ним сотворение. Подобно тому как в человеческом сердце тихо и таинственно рождается чудесная мысль и, родившись, воплощается, так же тихо и таинственно родился в Тебе Всечеловек, Сын Единородный, сотворивший потом все, что Бог может сотворить.

В Твоем непотревоженном девстве, действием Духа Святаго, Сын родился. Это было рождение Бога свыше.

Что в вышних, то и в нижних, говорили в старину. Случившееся на небесах, случилось и на земле. То, что произошло в вечности, произошло на земле.

Возлюблен Ты мною и любим, оттого что Ты для меня — тайна. А всякая любовь горит и не сгорает, пока живет тайна. Раскрытая тайна — сгоревшая любовь. Вечной любовью клянусь я Тебе, как и Ты клянешься мне вечной тайной.

Из семи небес облачение Твое; в глубину глубин сокрылся еси от всех очей. И все светила, слившись в единое око, не проникли бы через завесы, укрывающие Тебя. Но не волею сокрылся Ты, великий Господи,— по несовершенству нашему. Рассыпанное и раздробленное творение не видит Тебя. Только для того Ты не сокрыт, кто стал с Тобой одно. Для того Ты не сокрыт, кто разрушил стену между «я» и «Ты».

Господи, возлюбленная тайна души моей, как невесом мир сей на одних весах с Тобой!

10. Триединый Господи, очисти зеркало души моей

К языку молчаливому и уму созерцательному приближаешься Ты, Жених души моей, Душе Истины. От велеречивых уклоняешься Ты, словно лебедь от бурного озера. Словно лебедь, плывешь Ты по тишине сердца моего и делаешь его плодоносным.

Соседи мои, оставьте вашу мудрость земную. Мудрость родится, а не творится. Как рождается Мудрость в Боге, так рождается она и на земле. Родившаяся мудрость творит, но не сотворяется.

Тщеславитесь ли умом? Что есть ум ваш, если не собрание случайных знаний, высокоумие? Если так хороша память ваша, отчего же не помните вы мгновения чудесного рождения мудрости в сердцах ваших? Иногда слышу я: говорите вы о великих мыслях, родившихся в умах ваших неожиданно, без всякого усилия вашего. Кто рождает их, многоумные? Как родились они без Отца, если сами признаете, что не вы им родители?

Аминь, глаголю вам: Отец им — Дух Святый, а мать — последний девственный уголок души вашей, в который Дух Святый еще дерзает войти.

Так рождается всякая мудрость и на небесах, и на земле — от Девы и Духа Святаго.

Над девством первого исповедания воспарил Дух Святый, и родился Всечеловек — Мудрость Божия.

Как девство Отца на небесах, так и девство Матери на земле. Как Дух Святый действует на небесах, таково же Его действие и на земле. Как рождается мудрость на небесах, так же рождается она и на земле.

О душа моя, бесконечно дивлюсь тебе! Посмотри, то, что случилось однажды на небе, должно произойти и в тебе. Ты должна стать девой, чтобы принять во чреве мудрость Божию. Девственна должна ты быть, чтобы полюбил тебя Дух Божий. Все чудеса на небесах и на земле произошли от Девы и Духа Святаго. Дева рождает творческую мудрость. Блудница собирает бесплодное знание. Только Дева может прозреть истину, блудница способна лишь познавать тварь.

Господи Триипостасный, очисти зеркало души моей и отрази в ней лик Твой. Чтобы душа моя засияла славой Господина своего. Чтобы вся чудесная история земли и неба запечатлелась в ней. Чтобы исполнилась она светом, как озеро мое, когда полуденное солнце стоит над ним.

11. Господи, свет мой, разгони тьму в сердце моем

Когда привязался я к тебе, Любовь моя, все прежние узы мои рассыпались.

Смотрю, как ласточка тревожно мечется над разоренным гнездом своим, и говорю: не привязан я ко гнезду своему.

Смотрю на сына, скорбящего об умершем отце, и говорю: не привязан я к родителям своим.

Смотрю, как задыхается оставшаяся без воды рыба, и говорю: вот так и я, если исторгнут меня из объятий Твоих, в единый миг задохнусь, словно рыба, выброшенная на песок.

Но разве мог бы я столь безвозвратно утонуть в Тебе и жить, если бы прежде никогда не пребыл в Тебе? Воистину, пребывал я в Тебе от начала, оттого и чувствую себя как в родном доме.

Когда ложусь я на берегу озера своего и засыпаю сном без сновидений, то не умирают во мне ни сила сознания, ни желание, ни действие, они лишь сливаются в одно блаженное безличное единство покоя.

Но когда солнце рассыплет золото по озеру, я пробуждаюсь не из безличной нирваны, но как триединство — сознания, желания и действия.

Это — отражение Твоей истории в душе моей, Господи, толкователь жизни моей. Разве история моей души не есть толкование всей истории сотворения, всего рассыпавшегося и соединенного? И моя душа, прости дерзость мою, толкование Тебе, Отче мой, отечество мое. Так спаси же меня, отчизна моя, от нашествия иноплеменников. Свет мой, изгони всякий мрак из крови моей. Жизнь моя, сожги все пятна смерти на душе и плоти моей.

12. Господи мой всемилостивый, помажь сердце мое елеем милости Твоей

Всемилостивый Господи, помажь сердце мое елеем милости Твоей.

Да никогда не вспыхнет в нем гнев на сильного, не зародится презрение к слабому. Посмотри, роса утренняя всех слабее.

Да никогда не совьет гнезда в сердце моем ненависть к ненавидящим меня. Да вспомню я о конце их и сохраню мир свой.

Милосердие открывает путь к сердцу всякой твари и несет радость. Немилосердие омрачает чело и несет печаль одиночества.

Помилуй милостивого, рука пренежная, и открой ему тайну милости Твоей.

Богочеловек — чадо милости Отца и святости Духа. Весь мир лишь притча о Нем. Могущественные светила небесные и мельчайшие капли озерные собою рассказывают о Нем. Все небесное и земное, от пресильных Серафимов до мельчайшего комочка пыли, рассказывает притчу, притчу о Нем — прасущности и праисточнике своем.

Что такое твари на земле и во вселенной, если не притча о солнце? Воистину, так же и все видимое и невидимое являет собой притчу о Богочеловеке. Сущность этой притчи проста, притч о сущности множество бесконечное. Друзья мои, как же рассказать мне вам о сущности, если вы притч понимать не умеете?

О, если бы знали вы ту сладостную беспредельность и силу, когда проникаешь до сердца всех притч, туда, где они начинаются и где кончаются. Туда, где язык немеет и где все сказано раз и навсегда!

Какими скучными становятся тогда все долгие и однообразные повествования, сочиненные людьми! Такую же скуку испытывает тот, кто привык слышать раскаты грома и созерцать сверкание молний, но вынужден слушать рассказы о грозе.

Приими мя в Себя, Сыне Единородный, чтобы стать мне одно с Тобой, как когда-то до сотворения и падения.

Да закончится долгая и томительная притча моя о Тебе хотя бы мгновением лицезрения Тебя. Да закончится самообольщение мое о том, что я нечто рядом с Тобой или нечто без Тебя.

Пресыщены уши мои притчами. Устали зеницы мои взирать на тщеславную пестроту одежд. Тебя лишь жаждут видеть они, Источник мой, сокрытый миром за пустыми притчами и пестрыми одеждами.

13. Господи, любовь моя, помилуй мя

Немного требуешь Ты от меня, любовь моя. Люди требуют много больше.

Укутан я плотным покрывалом небытия, застилает оно очи души моей. Ты ждешь лишь того, чтобы сорвала с себя душа моя покров тяжелого тумана и узрела Тебя, сила моя и истина. Люди же хотят, чтобы укутывалась она все более тяжелыми и глухими покрывалами.

О, помоги мне, помоги! Помоги душе моей освободиться и воспарить на воздушных крыльях, помоги мне обрести воздушные крылья и огненную колесницу.

Длинны, бесконечно длинны разговоры,

а мораль — в единственном слове. Ты это слово, Бог-Слово. Ты мораль всех разговоров.

Что пишут звезды на небе, о том шепчет трава на земле. Что вода морская напевает в своих струях, о том же бурлит пламя в недрах земных. О чем минувшее поведало и ушло, о том же нынешнее говорит и уходит.

Единая сущность у всего сущего, одна мораль во всех притчах. Всякая тварь — сказка о небе. Смысл всех сказок — Ты. Ты — безграничность всех притч. Ты — краткость всех притч. Ты — слиток золотой на берегу каменистом.

Когда имя Твое изрекаю, все изрекаю, и более, чем все:

Любовь моя, помилуй мя!

Сила и Истина, помилуй мя!

14. Господи, обыми мя росой благодати Твоей

Чего стоит одежда, если нет тела, которое может ее одеть? Чего стоит тело, если не живет в нем душа? Чего стоит душа, если Ты не бодрствуешь в ней, огонь на пепелище?

Одежды мои — дым и пепел, если плоть моя не даст им большей цены.

Озеро мое дивное — слепое болото, если зрячая вода утечет из него.

Душа моя — дым и пепел, если Тебя не будет в ней, роса утренняя.

На прахе творения пишешь Ты имя Свое и творением, словно дымом, затеняешь пламя Своего сияния.

Пламя Твое — роса жаждущим, спешащим в объятия Твои. Пламя Твое — попаляющий огонь бегущим от Тебя.

Воистину, Ты — рай праведным и ад неправедным.

Когда придет День Последний, когда Первый и Последний День откроются людям как Один День, тогда праведные возвеселятся, а неправедные возрыдают. И возопиют неправедные: увы, нам, на земле питались мы пеплом, а ныне, на небесах, будем поедать огонь!

Пророки Твои, Мати Божия, открывали огонь под пеплом, спускались в жерла вулканов. По бескрайней милости Своей каждому дала Ты по искорке, ради которой трудились они, пока все искры не слились в единое пламя Сына Твоего, Мати Божия!

Господи, находил Ты пастыря для всякого стада, они же разводили огонь для стад своих, чтобы не замерзли те на крутой стезе истории. До тех пор трудились они, пока Богочеловек, Сын Единородный, не разжег великое пламя и не позвал обогреться все стада.

Смотри, как глубоко сокрыты все благородные металлы, очи земных глубин. Как же тогда Ты скрываешься под прахом земным, жемчуг благороднейший?

Бедняк пашет ниву свою и лишь отмахивается, когда говорю ему: «Сам не знаешь богатства своего: глубоко под нивой твоей — озеро расплавленного золота».

Не отворачивайтесь от меня, обнищавшие царевичи, когда говорю вам, что тело драгоценнее одежд, душа — тела, а Царь огненный драгоценнее души.

15. Господи, Свет невечерний, взойди в душе моей

Белые чайки летают над голубым озером, словно белые Ангелы над голубым небом. Не были бы чайки белыми, а озеро голубым, если бы солнце не раскрыло над ними свое сияющее око.

Мати Божия, открой око Свое в душе моей, чтобы уметь мне различать добро и зло. Чтобы видеть мне, какие плоды она приносит, кто обитает в ней. Не имея ока Твоего зрячего, безнадежно блуждаю по душе своей, как заплутавший полночный путник в холодной, безразличной тьме. И падает путник, и снова встает, и то, что встречает он в пути, кажется ему значительным событием.

Главное событие моей жизни — Ты, свет души моей. Так жаждет младенец материнских объятий; так невеста, спешащая навстречу жениху, не видит цветов луговых, не слышит приближения грозы, не ощущает ни благоухания кипарисов, ни звериного запаха; только его лицо она видит, только музыку его слов слышит, лишь аромат его души вдыхает. Когда любовь спешит навстречу любви, все теряет свое значение. Время и пространство уступают дорогу любви.

Путникам, не имеющим цели и не знающим любви, пустые истории и обстоятельства кажутся значительными. Любовь не знает истории, история не знает любви.

Когда кто-то катится с горы или карабкается в гору, не зная цели, обстоятельства представляются ему целью пути. Воистину, обстоятельства — оправдание для не имеющих цели, и история — для не нашедших пути. Потому они попадают в плен обстоятельств, не могут преодолеть их.

Молчаливо спешу я к Тебе, то в гору, то с горы, презирая обстоятельства, сердито разбегающиеся от шагов моих.

Будь я камнем, сорвавшимся с крутизны, не думал бы о камнях, что бьют меня по пути, думал бы о пропасти, на дне которой окажусь.

Будь я потоком горным, не думал бы я о каменистом русле своем, думал бы об озере, которое ждет меня.

Страшная бездна ждет тех, кто очарован обстоятельствами, влекущими их все ниже.

Мати Божия, возлюбленная мною, освободи меня от рабства у обстоятельств, сделай меня рабом Твоим.

День пресветлый, взойди в душе моей, чтобы увидел я цель извилистого пути моего.

Солнце солнц — единственное событие вселенной, к Тебе влечется сердце мое, освети внутренняя моя, чтобы увидеть мне Того, Кто, кроме Тебя, смеет обитать в душе моей. Да извергну я из нее все плоды, которые услаждают взор, но имеют сердцевину изгнившую.

16. Господи, во тьме не оставь меня

Вставайте, сыны Сына Божия, вставайте: солнце премилостивое встало и щедро разливает свет свой по темным полям земли. Встало, чтобы освободить вас от мрака и ночных страхов.

Не начертаны на солнце вчерашние грехи ваши; не помнит их оно, не злопамятствует ни о чем. Нет на лике его морщин, избороздивших лбы ваши, нет ни печали, ни зависти, ни грусти. Радость его — в самоотдаче, молодость его непреходящая — в служении. Блаженны несущие служение, ибо они не состарятся.

Что, если бы солнце подражало вам, соседи мои? Как мало света давало бы оно земле, о скупцы! Каким кровавым был бы свет его, о палачи! Как зеленело бы оно от зависти, видя светила ярче себя, о завистники! Как краснело бы оно от гнева, слыша поношения, о гневливцы! Как желтело бы оно от страсти, видя красоту звезд, о сластолюбцы! Как бледнело бы оно от страха, что кто-то преградит ему путь, о малодушные! Как почернело бы оно от забот, о попечительные! Как бы сморщилось оно и постарело, если бы помнило вчерашнее зло, о злопамятные! Как быстро бы оно сбилось с верного пути, отстаивая свои права, о глашатаи прав! Как быстро бы оно остыло и умерло, заразив всю вселенную чумой своей смерти, о проповедники смерти!

Счастье миру, что солнце никогда не станет подражать вам, дети земли.

Смотри, многого не знает солнце из того, что известно вам, но знает главное: что оно — вечный слуга и вечный знак — слуга Того, Кто его возжег; и знак Того, Кто поставил его Себе на службу.

Будьте и вы слугами Того, Кто освещает солнечным светом землю и согревает Собой ваши души, и тогда вы познаете сладость вечной юности.

Будьте и вы знаком Того, Кто поставил вас над зверями земными, и тогда превзойдете вы сияние солнца. И все звери будут купаться вокруг вас в счастье и лучах вашей доброты, словно звезды и луна вокруг солнца.

Но что есть солнце и звезды, если не горстка пепла, сквозь которую светишь Ты, Сыне Божий? Горстка пепла, затеняющая сияние Твое и просеивающая его через себя, как через сито? Ибо в полном Твоем сиянии померкло бы все, кроме Тебя, так же как во мраке не бывает видно ничего, кроме мрака.

Господи, Господи, не опали нас сиянием Твоим, невыносимым для глаз наших, и не оставь нас в сумраке, в котором все ветшает и истлевает.

Ты один знаешь меру нужд наших, Господи, слава Тебе!

17. Господи, призри на немощь мою

Пустыми, какими же пустыми стали для меня советы мудрецов человеческих, с тех пор как Твоя мудрость потрясла разум и сердце мои, Святый Боже!

Не верят свету Твоему те, кого темные похотения сердец влекут в пропасть.

Камень, падающий с горы, не найдет преграды. Чем пропасть круче и глубже, тем стремительнее и неудержимее падение камня.

Одно греховное желание, одержав победу, возбуждает второе, второе — третье, до тех пор пока все доброе в человеке не иссякнет, а все злое, что в нем было, не хлынет бурным потоком и не разрушит в нем храм Духа Святаго.

Когда презирающие святыни начнут презирать самих себя и учителей своих; когда сластолюбцы задохнутся от смрада сластолюбия своего; когда те блага, ради которых убивали они соседей своих и разрушали чужие дома, станут обличать мерзость их,— тогда украдкой воздевают они глаза к небу и всем своим обезумевшим, гноящимся существом вопиют: Святый Боже!

Словно стрела раскаленная, жжет мое сердце тщеславие их силою своею, с тех пор как познал я всесильную руку Твою, Святый Крепкий!

Воздвигают башни каменные и говорят: мы строим лучше твоего Бога. Разве вы или отцы ваши создали звезды? — спрашиваю их.

А они гордятся: мы и под землей нашли свет, мы знаем больше твоего Бога. А кто сокрыл под землю свет, чтобы вы нашли его? — спрашиваю их.

Летают по воздуху и надменно говорят: вот, мы сделали себе крылья, где же Бог твой? А кто указал вам на крылья, если

не птицы небесные, которые не вами созданы? — спрашиваю их.

Но вот, когда Ты, Господи, откроешь им глаза на немощь их, когда твари бессловесные покажут им силу свою, когда разум их исполнится восхищением дворцами звездными, что без колонн и опор парят в воздухе; когда сердца их наполнит страх от бессилия и безумия своего,— тогда они со стыдом и сокрушением протягивают руки свои к Тебе и вопиют: Святый Крепкий!

Как скорблю я о том, что люди так ценят жизнь эту быстротечную, с тех пор как познал я сладость бессмертия Твоего, Святый Бессмертный!

Близорукие, лишь эту жизнь видят они, видят и говорят: делами нашими сделаем ее бессмертной. Отвечаю им: если начало жизни вашей подобно реке, должно оно иметь исток; если подобно оно дереву, то должно иметь корень; если лучу света оно подобно, где солнце от которого исходит? И еще говорю: среди смертных ищете бессмертия своего? — Разводите вы огонь в воде.

Но когда посмотрят они в лицо смерти, страх перехватит дыхание и ужас сожмет сердца их. Когда вдохнут запах тления плоти мертвых невест своих; когда опустят в могилу друзей, с лицами, на которых печать смертная; когда обнимут бездыханные тела сыновей; когда узнают, что ни цари властью своей не могли откупиться от смерти, ни герои силою своею, ни мудрецы мудростью,— тогда почувствуют они леденящее дыхание смерти, и падут на колени, и склонят головы свои над побежденной гордостью своей, и возопят к Тебе: Святый Бессмертный, помилуй нас!

18. Господи, отверзи источник слез в душе моей

Покайтесь в путях своих, народы земли. Смотрите, око Хозяина мира бдит в душах ваших. Не верьте своим очам, соблазняющим вас, дайте Его оку осветить ваш путь. Очи человеческие — завеса на очах Божиих.

Покаяние есть признание неверного пути. Оно указывает новый путь. Кающемуся открываются два пути: тот, которым он шел, и тот, которым должен пойти.

Кающихся лишь словами больше, чем тех, кто поворачивает колесницу своей жизни на новый путь. Дважды должен быть храбр кающийся: первый раз — оплакать прежний путь, второй — обрадоваться новому.

Что за польза, покаявшись, ходить прежними путями? Как назовете того, кто тонет и зовет на помощь, но, когда помощь приходит, отвергает ее? Вот так называю и вас.

Покайтесь в вожделении мира и мирского, ибо мир сей — кладбище предков ваших с вратами открытыми, ждущее принять вас. Еще совсем недолго, и вы станете чьими-то предками и захотите услышать слово «покаяние», но не услышите его.

Как порыв ветра разгоняет туман от света солнечного, так и смерть отнесет жизнь вашу от лица Божия.

Покаяние бодрит сердце и продлевает жизнь. Слезы покаяния смывают тьму с очей и придают им сияние детской чистоты. Глаза озера моего, словно глаза лани, всегда влажны и сияют алмазным блеском. Воистину, влага в очах гасит гнев в сердце.

Подобна месяцу молодому душа кающегося. Полная луна опадает и уменьшается — молодой месяц растет.

Кающийся пропалывает ниву души своей, освобождая ее от сорняков, давая расти семени доброму.

Воистину, кающийся не тот, кто скорбит об одном совершенном грехе, а тот, кто скорбит о всех грехах, которые способен совершить. Мудрый хозяин выпалывает с поля не только то терние, что укололо его, но всякое, желающее его уколоть.

Господи, поспеши и покажи кающемуся новый путь, когда он возненавидит прежний путь свой.

Мати Божия, Богоневеста, приклонись к сердцам кающимся. Отвори источник слезный в душах наших, чтобы омылись они от вязкого ила, помрачившего зрение наше.

Душе Пресвятый, дохни и отгони от души кающегося тяжелый смрад, душивший его и приведший к покаянию.

Тебе молимся и Тебе поклоняемся, всесильный и Животворящий Душе Истины!

19. Господи, скорей разлучи меня с друзьями моими

Среди шума суетного и хулы человеческой возносится молитва моя к Тебе, Царю мой и Царство мое! Молитва моя — ладан, что непрестанно курится в душе моей и возносит к Тебе, приклоняя Тебя к ней.

Приклонись же, Царю мой, чтобы мог я шепнуть Тебе самую сокровенную тайну, самую тайную молитву, самое молитвенное желание свое. Ты — цель всех молитв моих, всех исканий моих. От Тебя не ищу ничего, только Самого Тебя.

Чего мог бы я желать от Тебя и что не разделило бы меня с Тобой? Стать господином нескольких звезд? Но разве с Тобой не буду я владеть всеми звездами?

Быть первым среди людей? Как же посрамлен я буду, когда Ты на трапезе Своей оставишь мне последнее место!

Чтобы славили меня миллионы уст человеческих? Как ужаснет меня славословие их, когда все уста эти наполнятся землей!

Чтобы окружали меня все сокровища мира? Как унижен я буду, когда переживут меня сокровища и будут сиять по-прежнему, а мои глаза наполнятся мраком!

Чтобы не разлучал Ты меня с друзьями? О, разлучи меня с ними, Господи, разлучи скорей, ибо они самая нерушимая стена между Тобой и мной!

Зачем нам молиться, говорят мне соседи, если не слышит Бог молитв наших? Отвечаю им: ваша молитва не молитва, а торг. Вы просите, чтобы Он дал вам не Бога, а диавола. Потому Мудрость небесная не понимает языка молитв ваших.

Зачем нам молиться, ропщут они, если Господь наперед знает, в чем имеем нужду?

И скорбно я отвечаю им: воистину, Господу ведомо, что ничего вам не нужно, кроме Него Самого. При вратах душ ваших стоит Он и ждет, чтобы пустили Его. Молитвой отверзаются двери для вхождения Его. Разве не говорите вы один другому: пожалуйста, войди!

Не Себе, но вам ищет Господь славы. Весь мир не может увеличить славы Его: разве вы бы могли? Молитва ваша вас прославляет, а не Бога. В Нем вся полнота и милость. Все добрые слова, которыми в молитве вы к Нему обращаетесь, возвращаются вам сторицей.

Пресветлый Царю и Боже мой, Тебе единому молюсь и поклоняюсь. Пролейся в меня, словно бурный поток в песок жаждущий. Просто пролейся, поток животворный, а трава сама вырастет на нем, и белые ягнята будут радостно пастись на ней.

Излейся в душу мою жаждущую, жизнь моя и спасение мое.

20. Господи, благослови путь к умершим

Смотри на себя как на мертвого, так говорю я себе, и тогда не заметишь прихода смерти. Притупи жало смерти при жизни, и, когда она придет, ей нечем будет уязвить тебя. Каждое утро смотри на себя как на новорожденное чудо и не заметишь прихода старости.

Не жди прихода смерти; посмотри, вот уже пришла она и притаилась в тебе, и зубы ее постоянно точат плоть твою. То, что было живо прежде твоего рождения, и то, что переживет твою смерть, и сейчас живо в тебе.

Однажды ночью Ангел развернул свиток времени, которому не было конца, и показал мне на свитке том две точки, одну рядом с другой.

-РРасстояние между точками,— сказал он,— длина века твоего.

-РЗначит, истек мой век,— воскликнул я,— пора мне собираться в дорогу. Должен я уподобиться трудолюбивой хозяйке, целый день проводящей в уборке дома и подготовке подарков к завтрашним именинам.

Воистину, сегодняшний день сыновей человеческих более наполнен заботами о дне грядущем. Но мало тех, кто верит обетованию Твоему и заботится о том, что будет после смерти. Да будет последний вздох мой, Господи, вздохом не о мире, а о вечном блаженном Завтра.

Среди погасших свечей друзей моих догорает и моя свеча. Не скорби, казня себя, и не жалей свечу свою догорающую. Разве так мало любишь ты друзей своих, что боишься пойти вслед за ними, ушедшими? Жалей не о свече догорающей, а о том, что тускло горит и оставляет после себя чад.

Привыкла душа моя каждый день и каждую ночь покидать тело и простираться до границ вселенной. Распростершись так, она чувствует, как солнце и звезды плывут по ней, словно лебеди по озеру моему. Светится она вместе с солнцем и поддерживает жизнь на земле. Держит горы и моря, управляет ветрами и ураганами. Прозревает Вчера, Сегодня и Завтра. И возвращается на ночлег в печальную и ветхую земную обитель. Возвращается в тело, которое еще минуту-другую будет звать своим и которое, словно тень, колышется среди могильных холмов, среди звериных пещер, среди стонов обманутых надежд.

Не сетую на смерть, Живый Боже, не за что мне сетовать на нее. Человек сам сделал из нее пугало. Смерть, как ничто другое, толкает меня навстречу Тебе, Господи.

Рос у дома моего куст ореховый, и смерть отняла его. Пенял я на смерть и, кляня ее, говорил: почему не меня взяла ты, утроба ненасытная, почему взяла безгрешного?

Но сейчас сам себя считаю мертвым, подобно ореху моему.

Святый Бессмертный, призри милостиво на свечу догорающую. И очисти пламя ее. Ибо только чистое пламя достигает лика Твоего и проникает в очи Твои, которыми Ты мир созерцаешь.

21. Мати Божий, сокрой меня от всех, кроме Тебя

Мати Божия, приими мя в славу Твою. Ибо слава мирская, когда померкнет, не возгорится вновь. Корона, которой венчают люди, всегда терновый венец для мудрого и шутовской колпак для безумца. Пока золото сокрыто в земле, все жаждут и ищут его. Когда же увенчает главу человеческую, мрак зависти и злобы помрачает блеск его.

Сделай меня золотом, сокрытым в сокровеннейшей ризнице Твоей, чтобы никто, кроме Тебя, не знал обо мне. Ибо, пока Ты знаешь меня, я познан; пока знают обо мне лишь люди, имя мне — сомнение.

Сокрой меня от злых очей мира, ибо бледнею от них. Храни меня, как тайну, о которой зависть догадаться не может. Будь мудрее меня и никому не открывай меня. Ты была моей тайной драгоценной; и открыл я Тебя миру, и мир надругался надо мной. Ибо зависть, когда не может овладеть, лишь на поругания способна.

Друзья мои, что дает вам слава человеческая, кроме пьянства, которое с песни начинается, а кончается падением в грязь?

Друзья мои, уста, поющие вам хвалу, знают и другую песню, которую услышите вы позже.

Бегите славы, напоминающей башню, построенную на спине кита, чтобы не смеялись над вами с берега и друзья, и враги.

Бегите единодушной славы человеческой: она бесславна, ибо равнодушна.

Если слава ваша — награда от людей, значит, вы наемники, получившие плату свою, и день завтрашний может изгнать вас с нивы.

Воистину, новый день не призн!ает договора вашего с днем минувшим. Каждый возделывает новую ниву и собирает новый урожай.

Если слава ваша — плод мышцы вашей, дни ваши будут — гнев, а ночи — страх.

Если слава ваша — плод мудрости вашей, выхолостит слава мудрость и оставит без движения.

Если себе славу присвоите, будете наказаны Небом за ложь и воровство.

Пойдите со славою своею на кладбище и посмотрите, станут ли мертвецы прославлять вас.

В самом деле, давно бродите вы по кладбищу и от гробов движущихся славу принимаете. Кто будет прославлять вас, когда движущиеся гробы станут неподвижными?

Опечалитесь вы в ином мире, услышав истинное мнение о вас от тех, кто на земле пел вам славу.

Мати Божия, сокрой меня глубоко от очей человеческих и от языков злых, туда, куда только Твое око проникает и где только Твое слово слышится.

Молюсь Тебе, Красота Неувядающая!

22. Господи, приими мя в мудрость Твою

Сыне Божий Единородный, приими мя в мудрость Твою. Ты еси глава всем сынам человеческим, их разум небесный, освящение и радость.

Ты Тот, Кто одинаково добро помышляет обо всех людях — одна мысль, один свет. Тобою человек человека познает, Тобой человек человеку пророчествует. Твоим голосом люди друг друга слышат, Твоим языком понимают друг друга. Воистину, Ты Всечеловек, ибо все люди по существу своему в Тебе и Ты во всех и во вся. Ты созидаешь разум человеческий, когда тень Твоя разрушает его. Ты дал форму всему и запечатал все Своей мудростью. Ты из праха земного создал все сосуды и наполнил их песнью и радостью Святой Единой Троичности, но тень Твоя в каждый сосуд уронила каплю печали, которой печальные пишут жалобы на Тебя.

Господи милостивый, играющий в объятиях Матери Своей, Духом Святым оживотворенной, исправь разум мой Своим разумом и очисти его светом Твоим от мыслей печальных, от мрачных предчувствий, от жалких поступков, Господи мой величественный.

Ты наполняешь Собой душу Матери Своей, недра Ее девственные; ничто больше не вмещает душа Ее, только Тебя. Ты — свет Ее и голос Ее; око Ее и песнь Ее.

Ты — слава Духа Святаго, Его действие и Его плод, Его восхищение! Господи Величественный, играющий в объятиях Матери Своей, Духом Святым оживотворенной!

Ты — храбрость святой Троицы, героизм Ее и Ее история. Решился Ты луч тройственный направить в хаос и тьму, и стал свет — чудо, на которое очам не насмотреться, ушам не наслушаться, Творче очес и ушес.

И все это чудо только бледная тень Твоя, только умноженное и искаженное отражение лица Твоего в осколках мутного зеркала.

Сердце мое жаждет полного образа Твоего, Сыне Божий. Ибо горько быть частью образа Твоего, неуверенно колеблющейся в океане тьмы.

Разрушь тесноту души моей, освободи ее, о безграничность Божества Трисветлого!

Освети разум мой, о свет Ангелов и тварей земных! Открой мне слово Твое, премудрое Слово Божие. Соделай душу мою девственной, стань оком и песнью ее.

23. Господи, помоги мне, да не замедлю открыть врата Тебе

Не проветрена келья души моей, а Ты стучишься в двери ее, Душе Святый. Подожди лишь миг, проветрю келью от нечистых духов и отворю Тебе. Если же немедля открою Тебе, не войдешь Ты в келью мою, полную дурных запахов, и отвратишься от дверей моих навеки. Об одном только мгновении прошу Тебя, Гость мой дорогой.

Горе мне и позор! Как долог миг этот! Еще немного, и вся моя жизнь земная поместится в него. А Ты терпеливо ждешь у дверей, прислушиваясь к дыханию моему.

Бесстыдны и дерзки незваные гости мои, заполнившие келью мою. Шагну ли к окну, чтобы открыть его, тянут за руки назад. Рванусь ли к двери, чтобы ощутить животворящее присутствие Твое, вяжут мне ноги. Так приучили меня к смраду своему, что вздрагиваю от дохновения свежести и трепещу от новизны. Только бы успеть мне раскрыть двери Тебе, Господи!

Нет! Даже ценою жизни своей рабской настежь я раскрою окна кельи, именем Пречистой Девы Богородицы и Сына Ея изгоню вон мерзких господ и тиранов души моей. А когда войдешь Ты, Духом Своим Животворящим, росою любви Твоей оживишь труп мой.

О Д!уше мужества и силы, свежести утренней, тишины вечерней; Ты легче сна, быстрее ветра, прозрачнее росы, сладостнее голоса материнского, ярче пламени, священнее всех жертвенников, огромнее вселенной, живее жизни; Тебе поклоняюсь и молюсь: не оставь меня одного на обрывистом пути к вечному блаженству Пресвятой Троицы.

Д!уше огненный, неотделимый от девства вечного, пронзи душу мою, очисти, освяти ее, облагоухай ее ладаном небесным, вселись в нее, соделай невестой Своей, чтобы зачала она песню мудрости Божией, чтобы раскрылось в ней око вечности.

Ты, не знающий сна и с первым лучом встающий, научи меня бодрствовать неуссыпно и ожидать терпеливо.

24. Господи, пролейся в душу мою

Ты, подливающий святого елея Своего в звезды и пожары безумные претворяющий в кадила Славе Небесной, пролей святого елея Своего и в мою душу и претвори пожар страстей моих в кадило небесам.

Ты, неслышно ходящий по лугам цветущим и окропляющий цветы благодатью Своею, чтобы покрыла она кровь земли красотою Божией, окропи благодатью и луг моей души, чтобы не могли сказать о ней: смотрите, как пропиталась она кровью земною, но чтобы сказали: посмотрите, как украшена красотой Божией.

Ты, во всякий прах жизнь вдыхающий, вдохни жизнь в прах плоти моей, чтобы жил я, прославляя дела Твои.

Ты, укрощающий огонь и ветер и бесов обращающий в рабов Всевышнего, укроти гордость мою и сотвори из меня раба Всевышнему.

Ты, милующий зверей лесных, и меня помилуй, озверевшего в незнании.

Тебе, всякое семя жизни оплодотворяющему, во всякой утробе обитающему; Тебе, в каждом яйце птичьем сотворяющему новое чудо жизни, приношу молитву свою: оплодотвори во мне невидимое семя добра и не оставляй его, пока не возрастет оно.

Д!уше всесильный, пещеры разбойничьи присутствием Своим сотворяешь Ты прибежищем небу, грозную вселенную претворяешь в храм Божий, услышь молитву мою: сойди в меня и из пригоршни праха сотвори то, что Ты знаешь и умеешь.

25. Господи, причисли мя к умершим

Души усопших, славословьте со мною Троицу Небесную. Чем заняты вы теперь? Одни — в судорогах страха вдали от Бога, другие — в радостном восхищении от близости Его?

Покинули вы прах плоти своей — любимую заботу вашу: о чем вам заботиться? Лишь о наготе своей. Понимаете ли теперь, что не тело душе, а душа давала запах телу вашему?

Тяжко душе грешной остаться один на один с запахом своим, когда не рассеян он телом, не растворен другими запахами. Известно ли вам, что колесо само не покатится в грязь, если не направит его возница? Разве не видите, что колесо в грязи по воле возницы? Колесо получило плату свою, и возницу ждет воздаяние.

Грешники, не стремитесь обратно в тела свои, чтобы избежать зловония, от которого задыхаетесь, то же зловоние принесете вы с собой и умножите его в новом теле.

Грешники, не стремитесь вернуться в тела свои, чтобы избежать жгучего огня обжигающего и дыма, душащего вас! И пламя, и дым с собою вы носите, и тело не спаситель, но жертва ваша.

Устремите все желания свои к вечной девственности Божественной, изгоняющей всякий смрад, к Сыну Божию, освящающему пламенем мудрости троической, к Духу Святому, подающему силы и дерзновение возвыситься до кругов ангельских.

Души чистые, благоухающие восхитительнее всех бальзамов земных, не отдаляйтесь от нас, жителей земных, что еще миг-другой будем следовать мученическим путем вашим, прежде чем обратимся в прах. Чистые на земле будут чисты и на небесах и в одной славе будут пребывать, благоухая райским ароматом и облаченные в девственную белизну.

Умножьте любовь вашу к нам, усильте молитву за нас. Ибо нет между нами иной преграды, кроме немощной плоти нашей. Ибо, хотя и опередили вы нас, а мы задержались в пути, путь — один и град в конце пути — один.

Души праведные, молимся и мы за вас Господу, да облегчит и ускорит Он приход ваш к Нему. Хотя мы и слабее вас, молимся за вас. Молимся по любви к вам, которой горит сердце наше, словно младший и слабый еще брат протягивает руки свои, чтобы помочь старшему и сильному.

Ибо так же как младшие и старшие братья — одно в глазах любви, их родившей, так же мы и вы — одно в глазах премудрой и всесильной любви Бога Вышнего.

Нет числа вам, стаи душ, от земли отлетающих, не разлетайтесь и не пугайтесь, не оглядывайтесь на холодный остров земной жизни, к которому мы еще привязаны на какой-то миг, пока не догоним вас в полете к светлым и теплым пределам.

За всех вас, грешные и праведные, молимся мы, ни живые ни мертвые, молимся милосердию небесному, да не смущайтесь и не озирайтесь назад, но всеми силами устремитесь вперед, все выше — к свету и радости, миру и полноте.

26. Господи, единственное сокровище мое, приими в объятия Твои

Восстаньте, все творения, послужите Богу Живому, Который заботится о вас. Поклонитесь и послужите Ему, ибо никто милосерднее, чем Он, не посетит вас в этой юдоли страха и печали.

Приходили рабы и представлялись господами. Пришел Господь и соделался рабом. Рабы, назвавшиеся господами, спешили подчинить себе всех; Господь, в зраке раба пришедший, спешил послужить всем.

Восстаньте, лилии полевые, и заблагоухайте, ибо имя ваше помянули уста Его святые.

Восстаньте, камни, и поклонитесь Ему, ибо вас касались стопы Его святые.

Взыграй, пустыня, и возрадуйся, ибо тебя Он освятил самыми долгими и сокровенными молитвами.

Восстаньте, пшеница и лоза виноградная, ибо вас благословил Он более всех творений. Восстаньте и благословите Его.

Возрадуйтесь, рыбы, и прославьте Господа, ибо был Он голоден и вы накормили Его.

Взыграйте, вода и ветер, и послужите Ему, ибо вас Он очищал и умирял силою Своею.

Восстань, смоковница, и облачись в шелка, ибо на тебе узрел Он грешника и спас его.

Возрадуйтесь, волы и овцы, и исполнитесь трепета, ибо в ваших ветхих яслях Он родился.

Воспойте, птицы, ибо вас возвысил Он, указав людям в пример.

Взыграй, елей, и разгорись перед престолом Его, ибо, тобою помазанный, возрадовался Он и спас грешницу.

Восстаньте, терн и тростник, и устыдитесь, ибо вы причинили Ему боль.

Восстаньте, железо и дерево, и покайтесь, ибо, пусть невольно, вы принесли Ему муки крестные.

Восстаньте, жители городов, и возрыдайте, ибо вы не поверили Ему.

Восстаньте, старейшины народные, и посыпьте пеплом главы ваши, ибо вы осудили Его.

Восстаньте, нищие, и прильните к Нему, ибо Он — богатство ваше.

Восстаньте, цари, и сложите короны свои к ногам Его: Он один научил вас мудрости о первенстве и старшинстве.

Восстаньте, грешники, и восплачьте пред Ним, ибо только Его рука не кидает в вас камень.

Восстаньте, праведники, и трезвитесь, ибо величайший Праведник спешит к вам.

Взыграйте, звезды, ибо Светоносец ваш идет в гости к вам.

Восстань, вселенная, и воспой гимн Господу, ибо Господь Живой, о тебе пекущийся, вселился в тебя.

27. Господи, открой волю Свою через глашатаев Твоих

Птицы Твои будят меня на рассвете, шелест озера убаюкивает вечером.

Нет, не птицы рассветные будят меня, и не озеро вечернее убаюкивает меня — Ты, Господи, Которому все голоса подвластны.

Ты даровал птицам голос и озеру шепот полночный. Всякому дыханию даровал Ты голос, во всякое создание заключил звук.

Окружен я разноголосием творений Твоих, словно ученик учителями многими, и вслушиваюсь неустанно в каждый голос от восхода до заката.

Господи, дарующий голоса, говори яснее через глашатаев Твоих!

Солнце говорит мне о сиянии лика Твоего, звезды — о гармонии существа Твоего. Одним языком говорит солнце, другим говорят звезды, но всякое слово исходит от одного голоса — Твоего голоса, Господи: Ты произнес первое слово, затрепетавшее в глухой тишине и безличии хаоса, и рассыпалось оно на множество звуков, словно грозовая туча на дождевые капли.

Одно лишь восклицание вырвалось из груди Богоневесты, когда увидела Она Сына Своего,— один звук, преисполненный любви, которая не могла смолчать. И восклицание Ее отозвалось в сердце Сына, и Дух Святый десницей крепкою разнес его — отклик на любовь Матери — по всем просторам земным. Потому все просторы наполнились голосами Твоими, песнь моя и любовь моя.

Оттого и говорил Ты притчами, Сыне Божий, толкуя все происходящее в притчах о Боге Всевышнем. Словом Ты исцелял и живил, ибо ведал Ты тайну любви. А тайна любви — в тайне слова. Через все сотворенное, словно сквозь тонкие огненные свирели, лились слова, а через слова — Любовь Небесная.

Господи, дарующий голоса, научи меня слышать о Любви Твоей через глашатаев Твоих!

28. Господи, Тобою только питаю душу мою

Немым и беспомощным чувствую себя, Господи, благолепие мое, когда пытаюсь выразить полноту и неизменность Твою. Потому обращаюсь к вселенной: встань на колени со мною и говори вместо меня, немого и беспомощного.

Тебе возвожу алтари каменные, о Камень краеугольный упования моего. Но горделивые сыновья мира, себя считающие ближе к Тебе, нежели святые Твои, глумятся надо мной: смотри, вот безбожник, не Богу — камням кланяется!

Не камню я кланяюсь, но камень сотворившему — Богу Живому! Ибо и камень от Господа удалился и в спасении нуждается. Грех сделал меня перед лицом неба более нечистым, чем камень тот. Пусть и камень спасется со мною и, как воплощение постоянства, пусть поможет беспомощным словам моим выразить постоянство правды Божией. Потому обнимаю я камень, словно собрата в погибели, собрата в молитве и спасении.

Возжигаю елей и воск на алтарях каменных Тебе, Свет Неугасимый. А гордецы надменно восклицают: вот, муж суеверный, неведомо ему, что Бог есть Дух!

Знает раб Твой, Господи, что Ты — Дух, знает и милость Твою ко всякой плоти. Когда вижу блеск елея и ощущаю благоухание воска, говорю себе: чем ты лучше елея и воска? Подобно солнцу полуденному, свеча и елей, возжигаемые в полночь, яснее тебя рассказывают о свете Господнем. Пусть они будут тебе помощниками в молитве, собратьями в молитве и спасении.

Украшаю алтарь Твой иконами деревянными, крестами золотыми, рипидами серебряными, покровами шелковыми, книгами священными в переплетах кожаных. И делаю поклоны земные пред алтарями Твоими. А гордые насмешники мои все смеются: вот идолопоклонник, поклоняется вещам бессловесным!

А Тебе ведомо, единственный Боже мой, что Тебе только поклоняюсь. Но, чтобы гордость не овладела сердцем моим и не повредила спасению, призываю деревья и травы, птиц и зверей, да вопиют они к Тебе со мной вместе, который своим языком. Ибо всякое творение нуждается в спасении и все должны вознести молитву с человеком, виновником греха и виновником спасения.

Освящаю хлеб и вино на алтаре Твоем и питаю ими душу свою. Пусть глумятся гордые до конца времен, не постыжусь я желания своего питаться Тобой, Хлеб Животворящий мой.

Кланяюсь алтарю каменному, дабы научиться мне видеть всю вселенную алтарем Бога Всевышнего.

Питаюсь освященными на алтаре Твоем хлебом и вином, дабы научиться мне видеть во всем, что вкушаю, Твое святое Тело и святую Кровь Твою.

Молюсь со всеми тварями Твоими и за тварей всех, чтобы научиться мне смирению пред Тобою, чтобы суметь высказать всю тайну моей любви к Тебе, Любовь всеобъемлющая.

29. Господи, в покаянии приими мя

За все грехи человеческие каюсь пред Тобою, Господи многомилостивый. Посмотри, семя всех грехов в крови моей! Усердием своим и милостью Твоею, сна не ведая, искореняю злое семя сие. Чтобы не плевелы, а пшеницу приносила нива Господня.

Каюсь за всех обремененных, изнемогающих под тяжестью бремени своего и не умеющих принести заботы свои Тебе. Немощному человеку и малое бремя невыносимо, для Тебя же горы бед словно комок снега, брошенный в печку раскаленную.

Каюсь за всех болящих, ибо болезнь — плод греха. Из души, очищенной покаянием, вместе с грехом и болезнь исчезает, и Ты в нее вселяешься, Здравие вечное.

Каюсь за всех неверующих, которые от неверия своего обременяют себя и ближних болезнями и заботами.

За всех хулящих Тебя каюсь; не знают они, что хулят Хозяина, что питает и одевает их.

Каюсь за всех человекоубийц, отнимающих чужие жизни ради сохранения своей. Прости им, Многомилостивый, ибо не ведают, что творят. Не ведают они, что одна жизнь и один человек во вселенной. Вот и режут они половину сердца, чтобы другую сохранить. Ах, как мертвы те, кто отрезает полсердца для себя!

За клятвопреступников каюсь, ибо они суть самоубийцы.

За всех грабящих братьев своих и собирающих богатство бесполезное плачу и воздыхаю, ибо похоронили они душу свою и не имеют, с чем предстать пред лице Божие.

Всех гордых и надменных оплакиваю, ибо перед Тобою они — нищие с пустой сумою.

Плачу и воздыхаю за всех пьяниц и чревоугодников, ибо стали рабами рабов своих.

Каюсь за всех прелюбодеев, ибо предали они доверие Духа Святаго, их избравшего для создания жизни. Они же служение жизни обратили в разрушение ее.

За всех многоглаголющих каюсь, Господи, ибо дар Твой — дар слова — превратили они в песок, ничего не стоящий.

За всех разрушителей очагов и мира ближних своих каюсь и воздыхаю, ибо проклятие навлекают на себя и народ свой.

За все уста лживые, за все глаза солгавшие, за все сердца гневливые, за все утробы ненасытные, за все умы злонамеренные, за всякую волю злую, за все помыслы недобрые, за все воспоминания лютые каюсь, плачу и воздыхаю.

За всю историю рода человеческого от Адама и до меня, грешного, каюсь, ибо вся история — в крови моей. Ибо я в Адаме и Адам во мне.

За всех великих и малых, что не трепещут пред величием Твоим, плачу и вопию: Владыко многомилостивый, помилуй и спаси мя.

30. Господи, единственное воспоминание мое

Избави мя, Господи, от всех воспоминаний, от всех, кроме одного. Ибо от воспоминаний делаюсь старым и немощным. Воспоминания убивают мое сегодня. Они душат мой день сегодняшний днем прошедшим и ослабляют надежду мою на будущее, легионы воспоминаний шепчут мне на ухо: будет только то, что было.

А я не хочу, чтобы было только то, что уже было. Я не хочу, и Ты, Господи, не хочешь, чтобы будущее было повторением прошлого. Пусть будет небывалое, будет то, чего свет не видел еще. Слишком драгоценно солнце, чтобы освещать бесконечные повторения.

Проторенные дороги соблазняют путника. Долго земное ходило по земле. Наскучили земле ходоки, из колена в колено, во все времена одни и те же. Избави мя, Господи, от всех воспоминаний, от всех, кроме одного.

Воспоминание единственное сохрани и освежи во мне. Сохрани и освежи в сердце моем воспоминание о той славе, в которой я ходил, когда был с Тобой и в Тебе, прежде времени и обмана его.

Когда и я был соразмерно троичен во святом единстве, подобно Тебе в вечности.

Когда и моя душа была в согласии с разумом и жизнью.

Когда и моя душа была девственной утробой, разум мой — девственной мудростью, а жизнь — духовной силой и святостью.

Когда и я был свет, и не было тьмы во мне.

Когда и я был блаженство и мир, и не было во мне муки сомнений.

Когда я знал Тебя, как и Ты знаешь меня, и не был смешан с тьмою.

Когда и я не имел ни границ, ни ближнего, ни деления на «я» и «Ты».

Сие воспоминание не отнимай у меня, обнови его, Родителю мой.

Хотя открывает оно пропасть, по дну которой я влачусь, уничиженный и униженный.

Хотя и разлучает меня оно с друзьями и радостями земными. И сметает все преграды между Вчера, Сегодня и Завтра.

Хотя отчуждает меня от самого себя и делает безумцем в очах спутников моих.

Воистину, немило мне ни с кем, кроме Тебя, немило ни одно воспоминание, кроме воспоминания о Тебе.

Милостивый Родителю мой, избавь меня от всех воспоминаний, кроме одного.

Читайте так же:  Молитва мушкетёров

admin